Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Все новости Пермь
Спорт, выгорание и душа: совладелец Project 3,14 — о комфорте в жизни РБК Стиль и Поклонная 9, 13:49 Макс Корж пришел на акцию у изолятора в Минске Политика, 13:49 В России произвели первую партию вакцины от COVID-19 Общество, 13:44 СМИ узнали о решении Месси покинуть «Барселону» после вылета из ЛЧ Спорт, 13:27 Лукашенко и Путин обсудили ситуацию в Белоруссии Политика, 13:25 Как избежать катастрофы от разлива нефти: дайджест эко-номики № 19 Зеленая экономика, 13:12  Прозрачный телевизор и «интернет тел»: дайджест инноваций №19 Экономика инноваций, 13:10  Как обезопасить компьютеры сотрудников на удаленке РБК и Intel vPro, 13:05 «Урок немецкого языка»: реакция СМИ на разгром «Барселоны» Спорт, 12:59 Курс биткоина достиг $12 000. 95% инвесторов заработали на покупке монеты Крипто, 12:56 Путин поздравил актрису Екатерину Васильеву с 75-летием Общество, 12:41 В Минске началась акция памяти погибшего в ходе протестов Общество, 12:29 Лукашенко потребовал разобраться с забастовками на предприятиях Политика, 12:24 О чем не стоит говорить с жителями Токио РБК Стиль и glo, 12:20
Ситуация с коронавирусом в крае ,  
0 

Олег Мамаев: мы знали, что «цунами» придет к нам

Генеральный директор ООО «Метафракс Трейдинг» рассказал о развитии ситуации на рынке метанола в период экономического кризиса и пандемии COVID-19, результатах работы компании и ожидаемых мерах господдержки.
Фото: Фото: ООО «Метафракс Трейдинг»
Фото: Фото: ООО «Метафракс Трейдинг»

Химическая отрасль переживает непростые времена. Уже к концу 2019 года участники рынка зафиксировали ухудшение конъюнктуры по метанолу и его производным. В текущем году ситуацию еще более обострила пандемия коронавируса. О том, как пермские производители отвечают на новые вызовы и какие меры принимают для повышения устойчивости бизнеса, рассказал генеральный директор ООО «Метафракс Трейдинг» Олег Мамаев.

РБК Пермь: Олег Владимирович, когда вы поняли, что кризиса не избежать и какие меры предприняли для смягчения его последствий для бизнеса?

Олег Мамаев: Менеджмент компании еще в четвертом квартале 2019 года озаботился конъюнктурой, складывающейся на товарных и финансовых рынках. Мы проанализировали большой объем информации и понимали, что надвигается сложная финансовая ситуация во всем мире. С четвертого квартала 2019 года в компании начал работу аналитический центр. Он анализирует стратегическую и оперативную информацию, своевременно предоставляет данные для оценки складывающейся ситуации.

Мы готовились к кризису, поэтому применили новую стратегию продаж. Стали подписывать контракты на поставку продукции не только на год, но и на два-три года. Планы продаж вместо краткосрочных стали средне- и долгосрочными. Тем самым, мы обезопасили планы выпуска химической продукции для компаний группы.

Эти мероприятия дали ожидаемый эффект?

В первый квартал 2020 года мы зашли достаточно уверенно, утвержденные бюджетные планы были перевыполнены. Мы смогли заработать не только на продаже продукции предприятий группы, но и на ресурсах сторонних производителей. В первом квартале мы активно занимались покупкой метанола у сторонних производителей, используя уже подготовленную систему продаж. Порядка 27 тыс. тонн метанола было куплено у сторонних производителей. Доля стороннего метанола в структуре продаж составила 1/3. Этот показатель значительно выше, чем в первом квартале 2019 года.

Таким образом, мы подготовились к кризису и смогли продавать продукцию производителей, которые оказались не готовы к нему. У «Метафракс Трейдинг» выстроена логистика и структура продаж, есть готовность работать на внутреннем и внешнем рынке.

С какими сложностями компания столкнулась из-за пандемии COVID-19?

В первом квартале мы не ощутили сильного влияния пандемии и связанных с ней ограничений. Мы наблюдали, как развивалась ситуация в Китае, анализировали, делали прогнозы, как это может повлиять на наши рынки. «Метафракс Трейдинг» не присутствует на рынке метанола Китая, но поскольку это потребитель №1 в мире, мы знали, что «цунами» придет и к нам.

Во втором полугодии 2019 года в рамках формирования стратегии мы рассматривали разные рынки, в том числе Турции, юга Европы, Ближнего Востока. Остановились на консервативном варианте – продолжить работу через перевалочные терминалы Финляндии. Внутри России продолжили работу с маркет-мейкерами химической промышленности страны – компаниями «Сибур», «Нижнекамскнефтехим», «Титан» и другими.

Работа шла в тесной связке с «Метафракс Трейдинг Интернешнл». Трейдеры МФТИ и нашей компании очень хорошо владели информацией, мы знали, что происходит на рынках Европы и России. Принятие решений и отгрузки происходили в максимально сжатые сроки.

Как складывалась ситуация на рынке метанола в первом квартале 2020 года?

Первый квартал мы закончили с перевыполнением всех бюджетных показателей как по объемам продаж, так и по доходности. Цены на продукцию были выше запланированных. Существенно повлияло и падение курса рубля, так как в структуре продаж компании есть экспортные сделки со странами СНГ.

Но начиная с 20-х чисел марта, мы начали ощущать давление со стороны наших потребителей. Из-за срыва сделки ОПЕК+ началось резкое падение нефтяных котировок. Метанол среагировал не так быстро, потому что структура использования метанола делится в рамках России на 4 более-менее равных сегмента экономики.

Первый – производство каучука, шин и резинотехнических изделий. Этот сегмент среагировал в первую очередь, потому что основная котировальная площадка у данных производителей – Сингапур. Ситуация в Китае в январе-феврале, закрытие предприятий и снижение потребления резко уронили цены на каучук. Российские производители начали нести убытки, получая отказы от ряда крупных производителей шин на заказы синтетического каучука. Предприятия начали работать «на склад».

Второй фактор, который повлиял на структуру потребления метанола в России – спад на рынке деревообрабатывающей промышленности, из-за чего снизилось производство формальдегидов, синтетических смол, плит, мебели. Дело в том, что в начале китайского и далее европейского кризиса изменилась структура потребления. Большинство конечных потребителей понимали, что надвигается экономический кризис и перестали покупать товары длительного пользования. Отсюда снижение и изменение в структуре потребления метанола под производство формалина.

Следующим фактором падения цен на метанол стало объявление в России выходных дней и введение режима самоизоляции. Как это отразилось на нас? Метанол используется для производства высокооктановых добавок для бензина. После объявления режима самоизоляции потребление бензина резко упало буквально за один-два дня. Соответственно упали и продажи добавок. При этом рынок высокооктановых добавок настроен в основном на внутреннее потребление.

К концу апреля ситуация на рынке бензина стабилизировались. Объемы потребления метанола в части производства высокооктановых добавок стала расти. И мы понимали, что по этому направлению «дно» мы прошли в апреле.

Четвертое направление в потреблении метанола – нефтегазодобыча. Метанол используется при производстве буровых работ в виде гидратообразований. Это направление осталось стабильным относительно остальных. Несущественное cнижение потребления метанола в этом сегменте обусловлено результатом сделки ОПЕК++ и сокращением добычи нефти в России.

Подготовительная работа, которую мы провели с МФТИ, позволила нам перераспределить продажи метанола на экспорт. Причем на нетрадиционные для нас рынки. Основной объем продукции ушел в США, большим плюсом стала курсовая разница доллар/евро.

Как, по вашим оценкам, ситуация будет развиваться в этом году?

Во многом это будет зависеть от того, как будет развиваться мировая экономика. Есть понимание, что пандемия COVID-19 и мировой экономический кризис приведут к изменению структуры потребления. Вероятно, последует череда банкротств среди российских предприятий. По моим прогнозам, сокращение рынков России и Европы может достичь 30%.

Общий рынок или рынок химической продукции?

Общим и химический в том числе. Сейчас стоит важный вопрос – какую поддержку российские власти смогут оказать бизнесу? Мы рассчитываем, что государство поймет необходимость сохранения предприятий отрасли. Снижение тарифов на газ и железнодорожные перевозки позволило бы существенно ослабить давление на производителей метанола.

Какие меры господдержки ожидает химическая промышленность? Что на уровне профильных министерств может предпринять государство, чтобы улучшить положение дел в дальнейшем?

Необходима поддержка инвестиционных проектов в части субсидирования процентной ставки по кредитам. Банки не идут на снижение ставок. В России сейчас строится много объектов химической промышленности. С учетом курсовой разницы их стоимость существенно возрастает.

Такая поддержка взаимовыгодна всем сторонам. Успешная реализация инвестпроектов существенно увеличивает налоговые отчисления компаний в бюджеты всех уровней.

Второе – это модернизация инфраструктуры и предоставление льгот предприятиям и отраслям, вкладывающим в инфраструктуру. Например, тем, кто хочет иметь собственные перевалочные мощности в России. Чтобы инвесторы, которые готовы вкладывать деньги, имели гарантии окупаемости.

Во втором полугодии 2019 года мы включились в работу с Правительством РФ по обсуждению проектов строительства портовых терминалов на Балтике.

Рассматривалась возможность принять участие в строительстве?

В любом случае, чтобы принимать решение об участии в строительстве, мы должны понимать, что государство заинтересовано в этом и готово предоставить льготы участникам строительства. Потому что срок таких проектов очень длительный.

В текущей ситуации мы понимаем, что в 2020 году перед правительством стоят другие задачи. И вопрос о строительстве терминальных мощностей не является приоритетным. Однако мы не заморозили работу по сотрудничеству с другими компаниями по развитию транспортно-логистической инфраструктуры.

Чего вы ожидаете от включения «Метафракса» в перечень системообразующий предприятий?

В первую очередь, это гарантия продолжения работы предприятия в рамках ограничений, действующих в регионе в связи с пандемией коронавируса. Также это потенциальная возможность получения поддержки со стороны федеральной власти. Вместе с тем, это накладывает обязательства и на компанию в части поддержания работоспособности производства, реализации санитарно-эпидемиологических мероприятий для защиты работников, социальной нагрузки.

Системообразующие предприятия – это «столпы» экономики, ее основа. И если благодаря господдержке будет обеспечена их стабильная работа, это даст возможность устоять и многим их партнерам, в том числе субъектам малого и среднего бизнеса, участвующим в кооперационных связях.